Пресса о нас

Журнал «Всегда женщина»

Журнал «Всегда»

Чего хочет женщина?

Нас было четверо — подруг неразлейвода. Студенческое «сестринство» казалось нерушимым: всё общее, всё на четверых — комната в столичной общаге, груды конспектов, флакон дорогих духов, мечты, надежды… Нас стало четверо — злейших врагов, сильных в своей вражде прежде всего отличным знанием слабых сторон друг друга. Рассорил нас общий бизнес, оставивший не только пепелище на месте прежней близости, но и глубокую уверенность: хочешь сохранить дружбу — не вступай с подругой в товарно-денежные отношения…

Пятьдесят на пятьдесят

Именно этот печальный опыт послужил причиной недоверия, с которым я отправилась на встречу с хозяйками Академии детского мюзикла Татьяной Пластининой и Анной Саакян. Они, без сомнения, были подругами и вот уже пятый год на пару руководили вполне успешным проектом: девять филиалов в разных районах столицы, где занимаются около пятисот детей, награды на всевозможных музыкальных конкурсах и первая большая сценическая работа — мюзикл «Карлсон, который живёт на крыше», поставленный совместно с Фондом Герарда Васильева. Подруги в бизнесе — вот где страсти и противоречия, вот где скелеты в шкафу, предвкушала я…

Но первые же полчаса разговора убедили в обратном: им каким-то образом удалось договориться, они явно сумели обойти подводные рифы и ловушки, которые расставляет совместный бизнес такой хрупкой субстанции, как женская дружба. Почему я так в этом уверена? Опыт. Есть вещи, которые невозможно сыграть. Например, разговор на троих. Здесь очень важно вовремя замолчать, дать подруге высказаться, подхватить правильную мысль или деликатно увести в сторону от неприятной темы. Татьяна и Анна владеют этим искусством в совершенстве. За несколько часов общения я так и не смогла понять, кто из них главный, а это верное доказательство того, что в их союзе правят не разрушительные амбиции, а взаимное уважение и дружба.

— Мы никогда не думали о том, кто в нашем деле будет первой, а кто — второй. Даже формально, — говорит Татьяна. — Просто соучредители, всё пополам, 50 на 50: и прибыль, и убытки, и радости, и неудачи.

Анна подхватывает: «Всё происходит спонтанно. В какой-то момент я ухожу в тень, Таня выходит на первый план, потом наоборот. Мы не договариваемся об этом, просто действуем интуитивно. Наши сотрудники смеются: вы, говорят, как яблоко, которое невозможно разделить».

На вопрос о том, как они добились такой гармонии в делах и чувствах, подруги ответили загадочно: «Нужно научиться правильно хотеть…»

Чего же хочет женщина? Эта проблема обстоятельно исследована кинематографом и глянцевыми журналами. Ответ на него кажется простым: конечно же, любви, семьи, неувядающей красоты, творческой и профессиональной самореализации. Но, оказывается, всего лишь хотеть мало. Да и действовать — тоже ещё не всё. Что значит «правильно хотеть» — с этим мы и решили разобраться.

Идеальные мамы

Они познакомились 15 лет назад, когда водили своих дочерей в детский сад. Кто не помнит этого чувства материнского единства: все мы когда-то заводили подруг в песочницах, горячо обсуждали детские одёжки и насморки, а потом, едва дети подрастали, тут же забывали о мамашах-приятельницах. Но Татьяна и Анна не расстались. Более того, когда дочери пошли в школу, их дружба только окрепла, поскольку обнаружилось общее увлечение.

— Мы никогда официально не входили в родительский комитет, но всегда с удовольствием занимались организацией детских праздников, — вспоминает Татьяна. — Всё время что-то придумывали, хотелось сделать жизнь наших детей насыщеннее и ярче.

— Мы, наверное, по природе своей массовики-затейники, — улыбается Анна. — Жили от праздника до праздника. 1 сентября уже думали о Дне учителя: давай сделаем что-нибудь запоминающееся, например, украсим школу воздушными шарами… Потом Новый год, Масленица, 8 Марта. К окончанию третьего класса мы передружили всех, даже наших вечно занятых мужей.

Именно тогда и возникла идея создания детского мюзикла. Это была красивая мечта, которую они часто обсуждали, посмеиваясь над своей романтичностью: вот бы организовать студию, куда могли бы ходить любые дети независимо от природных данных — толстенькие, худенькие, с голосом и без. Намаявшись с организацией досуга дочерей, Татьяна и Анна тогда интуитивно нащупали пустующую нишу. Чем 10 лет назад можно было занять ребёнка? Большое количество музыкальных, танцевальных, спортивных школ и кружков были нацелены в основном на результат. Отсюда — жесточайший отбор при поступлении (рост, вес, растяжка и т. д.) и тяжёлый выматывающий режим. В конце концов наняли девочкам преподавателя по хореографии, стали оплачивать индивидуальные уроки. И продолжали мечтать, даже не предполагая, что через 10 лет их маленькие ученики выйдут на большую сцену…

Почему мюзикл? Вот тут меня ждало первое потрясение. Оказывается, ни у Татьяны, ни у Анны в прошлом нет профессионального музыкального, актёрского или танцевального образования. Музыкальная школа не в счёт — в нашем детстве это было почти нормой. Татьяна по образованию лингвист, Анна — психофизиолог. Просто они очень любят театр, мюзикл в особенности, поскольку уверены: этот синтетический жанр, как никакой другой, способен помочь ребёнку раскрыться.

— Когда наша мечта начала приобретать реальные очертания, то есть возникла мысль открыть маленькую студию, рассчитанную на небольшое количество детей, мы отправились в Европу, — рассказывает Татьяна. — Подошли к делу серьёзно: просмотрели множество постановок, побывали в европейских театральных школах, где изучали зарубежную систему преподавания. Сравнивали, анализировали. У них там почти в каждой общеобразовательной школе есть кружок мюзикла (или театральный). Детей учат всему понемногу: играть на музыкальных инструментах, петь, танцевать, декламировать. Важно, чтобы ребёнок делал это с удовольствием. А насколько у него это профессионально получается — не имеет значения. Никакой «Фабрики звёзд», только занятия в радость — это наша принципиальная позиция.

Однако у каждой красивой мечты есть оборотная сторона — её материальная основа. Точнее, финансовая. Даже на открытие маленькой студии нужны были немалые средства, что уж говорить об Академии — аренда помещений, штат высококлассных педагогов (сейчас их около двадцати), костюмы. Где взять деньги? В случае с нашими героинями это отдельная история, требующая деликатного подхода…

Триумф воли

«Вы — те самые рублёвские жёны?» — спросила я их в лоб, сознательно провоцируя на эмоциональную реакцию. На лицах моих собеседниц отразилась целая гамма чувств, и все — не в мою пользу: раздражение, обида, протест. Оказалось, именно этот распространённый стереотип больше всего мешает им в работе и меньше всего имеет отношение к действительности.

Да, Татьяна и Анна — жёны состоятельных предпринимателей. Татьяна, правда, в разводе, но, как она аккуратно выразилась, муж продолжает всячески поддерживать её и детей.

Да, знаменитая Кира Пластинина, чьё имя стало успешным модным брендом, её дочь.

Да, до открытия студии, а затем Академии Татьяна и Анна не работали, были обеспеченными домохозяйками, занятыми в основном воспитанием детей.

И да, первые средства на осуществление своей мечты они получили из рук мужей. «Просто пришли и попросили?» — спрашиваю я. «А что в этом странного?» — удивляются они вопросу.

Вот и весь «компромат». Растиражированный образ изнеженной гламурной бездельницы, весь день проводящей в джакузи, а затем от скуки открывающей на деньги мужа своё дело, не имеет к нашим героиням отношения, но очень портит им жизнь. Не станешь же каждому объяснять…

— Все люди разные, — говорит Анна, — и поведение человека зависит не столько от условий, сколько от того, что в него заложено. Мы очень много работаем. Когда выпускали «Карлсона», даже ночами здесь сидели. И будучи домохозяйками, постоянно чем-то занимались: дом, дети, школьные и семейные праздники. Мы не «рублёвские жёны». Мы хорошо воспитанные девочки, которые в своё время, нисколько над этим не задумываясь, удачно вышли замуж.

— И наши мужья в тот момент не были теми, кем они сейчас являются, — продолжает Татьяна. — Они были обычными ребятами. Так сложились обстоятельства, что они добились успеха в бизнесе. Но дома, в семье они по-прежнему остаются всё теми же нормальными мужчинами, за которых мы когда-то выходили замуж. Со всеми плюсами и минусами: всё так же, приходя с работы домой, хотят есть, так же разбрасывают вещи по квартире…

В этой истории есть ещё одна интрига. Оказывается, давая жёнам деньги на малопонятный проект, мужья-бизнесмены никак не предполагали, что из этого что-нибудь выйдет. Подруги смеются: когда выяснилось, что нет даже бизнес-плана, мужчины вообще махнули на них рукой и перестали задавать вопросы. Каково же было их удивление, когда через три года проект окупился, а через четыре — Татьяна и Анна торжественно пригласили «инвесторов» на премьеру своего первого мюзикла, поставленного на профессиональной сцене с известными артистами. В главных ролях — их маленькие ученики. Хотела бы я видеть этот триумф!

— Теперь мы ни у кого не просим, зарабатываем сами, — рассказывают подруги, — и практически всё вкладываем в развитие. В этом году, например, купили новые костюмы. Это очень важная часть расходов. Мы стараемся, чтобы каждая группа ставила свой спектакль и чтобы постановки не повторялись. Планируем открытие новых филиалов — не только в Москве, но и в регионах. А недавно нам предложили открыть студию в Берлине…

Кто, если не мы?

В том, что дело развивается, убеждать меня было не нужно: во время нашего разговора по всему зданию Академии, расположенному в одном из тихих чистопрудных переулков, раздавался дружный стук молотков — что-то там ремонтировалось, реконструировалось, улучшалось. Татьяна и Анна уверены: чем больше вкладываешь в любимое детище, тем больше получаешь взамен. Но, по их глубокому убеждению, прибыль далеко не всегда исчисчисляется в «сумме прописью». Моральное удовлетворение от того, что занимаешься общественно полезным, «правильным» делом — очень весомый плюс.

«Всех денег не заработаешь» — не раз прозвучала за время разговора эта сакраментальная фраза. Татьяна и Анна считают свой проект социальным. И он является таковым не только на словах: в Академии занимаются дети-инвалиды, кроме того в каждой группе есть несколько бесплатных мест для детей из малообеспеченных семей.

— Нужно же забрать их с улицы! Кто, если не мы? — восклицает Анна. — За эти годы мы поняли: когда не ставишь перед собой задачу — быстро и побольше заработать, а там хоть трава не расти, — работа приносит удовольствие. А деньги потом придут. Если дело хорошее, правильное — обязательно придут. Уже приходят…

Прощаясь, я не удержалась от комплимента: невозможно было не обратить внимания на то, как молодо выглядят мои собеседницы. И дело не в ухоженности и отсутствии морщин — разглаженной в кабинете косметолога кожей сегодня никого не удивишь. Блеск в глазах, неподдельная уверенность в себе, глубокий внутренний покой — как это отличается от вселенской усталости и разочарования, будто навечно поселившихся во взгляде большинства моих 40-летних знакомых.

— Дети дарят нам столько положительных эмоций, — смеётся Татьяна, — что забываешь об усталости. Вот сейчас после трёх сюда начнут приходить наши трогательные, смешные клопики, и вместе с ними придёт радость. И так каждый день. Ну как тут не молодеть?..

Так чего же хотят женщины? Наверное, всё-таки одного — быть счастливыми. И неважно, с чем это приходит — с любовью, рождением детей или воплощённой в жизнь мечтой. Главное, что поняла я из нашего разговора: правильно хотеть счастья, значит, осознавать — достичь его можно, только сделав счастливым кого-то ещё…

Текст: Ирина Исаева

Поделитесь с друзьями: